Сон Океана

В последний раз они виделись на ступенях древнего храма, его колонны были полуразрушены, а беломраморные когда-то ступени потемнели и кое-где покрылись мхом.

Она стала на цыпочки, чтобы дотянуться до его лица:

– Не ходи, я умоляю тебя, поверь, я не зря ходила к прорицателю, восстание против богов не имеет смысла, вы проиграете и… – её голос дрогнул, – нас разлучат навеки. Послушай меня, у нас будет ребёнок. Я – смертна, но ты, ты должен быть рядом с ним, когда я уйду. Останься.

Океан рассмеялся и обнял жену, заглянув её зелёные, полные тревоги, глаза, в которых начали накапливаться слёзы.

– Ничего не бойся, я вернусь. Глупышка, ты до сих пор веришь этим прихвостням Зевса и Диониса? Они же всегда скажут то, что выгодно им, так что твои волнения напрасны. Я рад, что у нас будет ребёнок, и, клянусь, я буду заботится о нём и о его потомках, но сейчас я должен идти. Меня ждут. Я вернусь к тебе, обещаю.

Он повернулся к ней спиной и пошёл. Потом был бой, в котором они проиграли. Церемониться с проигравшими титанами никто не собирался, да они этого и не ждали. Большинство боги упрятали в Тартар, но Океану была уготована особая участь. По решению богов ему запретили принимать человеческое обличье и отныне безмолвно он должен был омывать Землю. Лишь раз в сто лет ему было позволено уснуть на короткое время, а потом снова непрестанное бодрствование.

Не зря люди боялись новой стихии, сколько штормов устроил поверженный титан от отчаянья, топя корабли, дерзнувшие отплыть от берега слишком далеко.

Часто на скалистом берегу появлялась женщина с мальчиком и молча вглядывалась вдаль. Мальчик часто отбегал от матери играл с прибоем, а когда стал старше, смело плавал среди огромных волн. Впоследствии он стал смелым флотоводцем.

Шли годы. Женщина, постарев, выбиралась на берег всё реже, а однажды не пришла совсем. Океан загрустил. Дни сменялись днями, столетие шло за столетием. И во время кратких минут забвения Океан видел один и тот же сон, как на ступенях древнего храма он прощается с любимой. После этих снов он устраивал бури.

В один из таких дней на берегу не вовремя появилась девушка с корзиной для сбора раковин. Океан замер от неожиданности, забыв бушевать, так похожа была она на его жену. Боги позаботились о том, чтобы его речь была неразличима в шуме волн, но титаны обладали знанием, которого не было у богов. День за днём Океан стал подбрасывать девушке говорящие раковины.

Она сначала смеялась, думая, что у неё разыгралась фантазия, но мало-помалу стала прислушиваться к произносимой в раковинах легенде на древнегреческом.

И однажды, сев на берегу, поведала поверженному титану, что она правнучка его сына, достигнувшего в одном из своих плаваний далёкой земли и ставшего там царём. Её мать родилась там, но, воспылав страстью к молодому греческому учёному, покинула родину. Здесь ей пришлось окончить школу гетер, ибо общество было против неравных браков, особенно заключённых с приезжими. Она тоже оканчивает эту школу, но не хочет оставаться в Греции, а уехать далеко-далеко, повидать мир, может, где-то на этой земле женщины более счастливы, чем здесь.

Океан внимательно слушал и сочувственно шелестел волнами. Позже она действительно уехала на корабле вместе с художниками и скульпторами в Александрию. И оттуда волнам Океана, которые омывали берега Египта, поведала о своём счастье, она вышла замуж и у неё родился сын.

Над океаном взошла Луна, нынешняя ночь была милостью богов. Только теперь титану снился другой сон: египетская царица и её сын весело плещутся в волнах,  а он сидит на берегу и смотрит на их игры. Да, ему запрещено принимать человеческий облик, но снов же это не касается, правда?

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *