Солнечный котёнок

В город пришла темнота. Ещё вчера в слабом свете зари были видны дома из серого камня или просто облицованные цветными плитками. То сегодня заря не наступила, совсем. Как в старой сказке, где крокодил украл солнце. На чёрном бархате неба тускло сияли звёзды. Лишь снег шёл по-прежнему, радуя глаз белыми пушистыми снежинками, которые таяли, едва коснувшись земли. Нет, были дни, когда снег белым покровом подсвечивал город. Но они были недолгими и потом о них лишь вспоминали.

Очень скоро среди горожан стали модными светлая одежда, подсветка зданий, набережных, даже бульваров и оград на газонах. Теперь никто не вспоминал о мрачных коричневых или чёрных тонах, кроме отдельных личностей, вечно толкующих о конце света.

Егорка со вкусом зевнул, потянулся, глянул на окно, где привычно светился голубоватым светом светодидный снеговик.

«Сегодня в садике карантин», − вспомнил он и расплылся в улыбке. Он любил оставаться дома.

− Бабушка! − позвал внук.

− Проснулся мой хороший, − послышался голос из коридора. − Вот и хорошо.

В комнате вспыхнул свет, Егорка недовольно сощурился, но через секунду он уже улыбался, спрыгнув с кровати и обняв женщину в шерстяном персиковом платье и белом пуховом платке, который удерживала на плечах красивая брошь-камея.

− Я сегодня целый день с тобой буду, − похвастался внук.

− Охохонюшки, − пригорюнилась бабушка.

− Что случилось, бабуль?

− Да вот, зуб у меня некстати разнылся. Уж не знаю что делать, лекарства уже все выпила. Может, к доктору сходить?

− Сходи, − мужественно отозвался Егорка, честно представив себе бабушкины мучения.

− Так ведь далеко, и очереди там, как ты один-то будешь?

Внук подумал. Насупился.

− А я, бабушка, рисовать буду, помнишь, ты мне набор с подрамником подарила? Только постарайся побыстрее.

− А как же! Я быстренько обернусь.Покажешь потом, что получилось?

− Ладно, − смилостивился он. − Шоколадку купи.

Дверь за бабушкой закрылась. Егорка не торопясь оделся в мягкую фланелевую рубашку,надел любимые брюки со множеством карманов, тапочки -панды, перекусил оставленными для него на кухне оладьями, выпил какао и пошёл в детскую. Там он достал мольберт, пыхтя установил, на него подрамник и задумался. Чем рисовать, красками или карандашами. А ещё в шкафу лежали новенькие мелки и фломастеры, которые папа подарил на Новый год.

Поразмышляв, он решительно открыл коробку с карандашами и положил рядом несколько цветных контуров.

Рисовать он решил город, точнее, тот его кусочек, что был виден из его окна. Он тщательно клал густые штрихи угольно чёрным карандашом, пытаясь передать цвет и фактуру ночи. Потом аккуратно, высунув от усердия язык, начал наносить контуром цветные точки − звёзды, фонари и светодиодные ленты освещения. Отошёл полюбовался. Получилось красиво.

− Красота какая, − сказала бабушка. Оказывается, она давно вернулась и стояла тихо, не желая мешать внуку.

− Ой, ба! Ты вернулась?

− Уже. Правда, я быстро?

− Ага, − он посопел, − я соскучился.

− А я твой любимый шоколад купила. Пошли чай пить? А картину потом в твоей спальне повесим?

− Пошли!

Егорка схватил бабушку за руку и потащил на кухню.

Вечером Егорка проводил взглядом уложившую его маму, которая наконец-то пришла с работы и тихо переговаривалась на кухне с отцом.

Снеговик на окне сменил свой цвет с голубого на уютный сиреневый. За окном тихо падал снег. Казалось, снежинки  светятся. И вот пучок лучей коснулся его картины, которую бабушка повесила рядом с окошком. И тут Егорка даже глаза протёр − картина пошевелилась. Нарисованная темнота двигалась, словно дышало какое-то огромное существо. Егорка прищурился. Огоньки, которые он едва наметил, светились и чётко обрисовывали контур существа.

− Кошка! Ты же кошка!

− Мр? − Кошка-ночь на картине приоткрыла один глаз и заурчала. Тихо, мол.

Дверь в спальню приоткрылась?

− Егорушка ты спишь? − обеспокоенно спросила мама.

Егорка крепко зажмурил глаза и старательно засопел.

− Всё в порядке, Люсь, − раздался успокаивающий бас папы. − Пошли.

Дверь тихо закрылась.

Егор сел в постели. А потом решительно сполз на пол и протопав по пушистому ковру остановился у окна.

− Мурлыка, хорошая, − погладил он картину.

Урчание стало громче.

− А чего ты прячешься, если ты такая красивая?

Кошка-ночь изумлённо открыла глаза. Подумала и показала мальчику котёнка, спрятавшегося в её шерсти.

−Это же солнышко! Оно твой котёнок?

Кошка кивнула.

− Хороший, − постановил Егорка. − Он всем нравится. Слушай, а давай он снова будет на небе светить, а я тебе красивую одёжку нарисую, радужную.

Кошка задумалась, вытянула лапу и стала её разглядывать.

− Соглашайся, детям не придётся в темноте ходить в садик, мамы будут раньше приходить домой, а ты будешь резвиться со своим котёнком и менять шубку.

Кошка прикрыла глаза, фыркнула, посреди комнаты закружился небольшой вихрь, а когда он затих посреди спальни стоял мольберт с подрамником, а рядом цветные краски.

Егорка рисовал долго и увлечённо.

− Вот, наконец показал он. − Нравится?

На картине весело резвились котёнок-солнце и его мама в пушистой шубке из весеннего неба пушистых облаков и едва-едва распустившихся деревьев.

− Мурр, − довольно сказала кошка и потянувшись встала.

Егорка не помнил, как он оказался в постели. Всю ночь он резвился с котёнком по имени Солнце. А наутро проснулся от пощекотавшего его солнечного луча. Он чихнул, засмеялся и крикнул:

− Мама, папа, бабуля, с добрым утром!

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *