Переезд

Лея «помогает» паковать вещи при переезде

К концу третьего дня Лея была убеждена, что её коты сошли с ума.  Привычные вещи исчезали со своих мест, Глеб и Катя прятали их в коробки. Пустоты в доме становилось всё больше. Катя время от времени брала кошечку на руки и начинала втолковывать, что они переезжают в другой город, где будет намного теплее,  в новый дом, а у Леи будет собственная полка в шкафу.

Глеб подтверждал её слова и Лея на некоторое время затихала. Но потом снова начинала носиться, пушистым белым мячиком  подкатываясь под ноги то Глебу, то Кате. Они так смешно реагировали. Почему-то вспоминали её маму и просили не лезть под ноги.  

 Лея пыталась представить свою мать, большую белую кошку, в этой ситуации.

«Ха! Да вы бы, дорогие коты, точно не устояли.»

Потом Глеб исчез. Это было непонятно и страшно. На коленях у него было так уютно греться, он учил её весёлому занятию − ездить верхом у него на плече и Лея таки достигла в этом определённых успехов. Даже использовала его в качестве стартовой площадки, запрыгивая на шкафы. Вот только сгонять её оттуда квадрокоптером, как он называл это мелкое противно жужжащее существо, это уже перебор.

Катя объяснила, что Глеб поехал в новый дом и через три ночи они полетят к нему. Лея мурчала в ответ, мол, понимаю. Себе же клятвенно пообещала не спускать с Кати глаз, а то вдруг исчезнет и что тогда прикажете делать бедной кошке?

Она себя так настропалила, что вскочила посреди ночи и стала носиться по комнате, скрипеть дверцами пустых шкафов, мяукать от отчаяния, не находя привычных с детства вещей.

Несколько раз кошка-Катя вставала, чтобы её угомонить, но спросонья реакция у неё была не очень, поэтому поймать беглянку ей удалось раза этак с пятого.

Спелёнутая одеялом Лея пыталась возмущённо вырываться, но ощутив, что ей не вырваться, в конце концов успокоилась и заурчала.

Встав рано утром, Катя развила бурную деятельность, покормив Лею и позавтракав сама, она взялась за уборку. Лея заинтересованно смотрела на веник, вытаскивающий клочки пыли из под дивана. И попыталась поиграть со шваброй, ловя неосторожно просунувшуюся между ножек стола, где она сидела в засаде, тряпку. Потом Катя пыхтя выносила на улицу старые доски, мусор. Лея терпеливо сторожила квартиру, выговаривая вернувшейся «хозяйке» за долгую отлучку.

Вторую ночь Лея провела рядом с Катей на месте, где раньше лежала подушка Глеба. Во сне Катя разметалась, очевидно, приснилось что-то нехорошее. Лея прижалась к ней и тихонько заурчала, вспомнила, как раньше делал Глеб. Катя, ощутив ласку живого существа, успокоилась и задышала ровнее.

Третий день был суматошным. Катя проверяла, что из необходимого уложено в сумку и про что она ещё забыла. Слегка от этого занятия её отвлекали переговоры с Глебом. Лея так и не поняла, где он прятался. Ведь она ясно слышала голос. Рассерженная невниманием своих котов, она шла прятаться в шкаф. Странное дело, теперь её оттуда не гоняли, не то что раньше, ну да, тогда и хозяева с ума не сходили, так по мелочи. Поддавшись Катиным уговорам, она таки немного поела.

«Похудеешь от такой жизни.» − всем своим видом показывая, что ей это всё надоело, она гордо прошествовала на диван свернулась калачиком и уснула.

На четвёртый день Катя торжественно объявила, что они едут к Глебу. Поцеловала кошку и засунула её в переноску.

«Наконец-то», − подумала Лея, устраиваясь поудобнее. − «Надеюсь, это будет быстро».

В машине ей не понравилось. Железная коробка размером с половину комнаты, перегороженная короткими диванами, куча неприятных запахов, вибрация от мотора, холодно. Она сначала тихо, а потом всё решительнее замяукала. Катя просунула пальцы сквозь прутья переноски и погладила кошку:

− Потерпи, Лея, скоро приедем.

Кошка пару раз мявкнула и замолчала.

Из динамиков доносилась какая-то приятная музыка, пальцы Кати нежно щекотали за ушком, поэтому Лея слегка успокоилась.

В здании аэропорта было значительно теплее, Лея не возмущалась, вела себя спокойно и во время ветконтроля, когда в её переноску засунули почти с неё ростом большую плоскую штуку, в буфете и стерильной зоне. Недовольно мявкнула она только пару раз, когда Катя шла вместе с ней по длинной непонятной железной трубе, которую Катя назвала телетрапом. Там было значительно холоднее. Наконец они вошли в длинную комнату с узким проходом между креслами. Они стояли на очень небольшом расстоянии друг от друга, потому что Лею ощутимо тряхнуло, когда Катя попыталась боком  пробраться к окну. Наконец ей это удалось и она взяла переноску к себе на колени.

Лея заволновалась, её чуткий носик сигнализировал, что на небольшом расстоянии от неё находятся две собаки и кошка. Затем она почувствовала, как подпрыгнула Катя, комнату ощутимо тряхнуло, всё тронулось с места.

Когда эта непонятная комната стала набирать высоту, Лее показалось, будто она оглохла. Она мяукала и не слышала своего голоса. Сразу на ум пришла одна из сказок, рассказанная мамой-кошкой о великане живущем среди облаков и прячущим под облако всех, кто решит его потревожить.

Она попыталась рассказать эту сказку Кате, но она её не поняла или не услышала, Лея со страхом подумала, что злой великан уже и на неё накинул своё облако. Но вот между прутьями переноски показались Катины пальцы. Лея прижалась к ним. Жалобно потрогала лапкой:

«Выпусти меня отсюда!»

Катя отказалась.

− Глупенькая, я тебя никому не отдам, мы летим к Глебу, он нас уже ждёт. Ты под моей защитой. Не бойся.

Вслушиваясь в звуки знакомого  голоса, который шептал успокоительные слова, Лея прижалась к Катиной руке и замолчала.

Пока полёт был ровным, она не волновалась, но вот они начали снижаться и Лее снова стало плохо. Разгневанный великан тряхнул рукой и дёрнул облако с их непонятной комнаты, звуки усилились в несколько раз и это было по меньшей мере больно.

Она снова замяукала, но Катя успокаивающе погладила её за ухом и попросила не бояться.

И вот они опять в аэропорту на ровной земле. Глеб взял в руки переноску.

Но Лея решила, что с неё хватит.

«Выпустите меня немедленно, мы же уже прилетели, великана нет, зачем вы надо мной издеваетесь?», − мяукала она всю дорогу, пока они ехали в большом холодной комнате на колёсах. На минуту показалось, что её снова вернули в летающую комнату. Наконец они вошли в какой-то дом, поднялись по лестнице на пятый этаж. Глеб открыл дверь  и торжественно выпустил Лею из переноски на пол.

− Ну что, Лея, смотри, это наш новый дом, здесь всё твоё.

«Ну ничего себе заявочки», − обалдела кошка.

С новой территорией нужно было ознакомиться, в коридоре было много запахов, самый сильный из них принадлежал Глебу. В большой комнате стояло много коробок, на паркете лежал пыльный серый ковёр, а у балкона заваленным ящиками, стояла ЕЁ когтеточка с домиком!

В большой кухне со множеством шкафов и широким подоконником, его прелесть Лея оценила в первую очередь, Катя торжественно извлекла её миски и Глеб насыпал в них корм. Корм оказался новым и удивительно вкусным. Впрочем, кошке было страшно интересно, что же скрывается в спальне?

Та стояла широкая кровать, шкаф-купе, открыв который, Глеб сообщил:

− Вот, Лея, здесь у тебя будет твоя полка, выбирай.

На облюбованную кошкой полку Катя положила маленькую подушечку.

Тем временем очередная находка обрадовала Лею ещё больше, здесь стояли её лоток, знакомый по старой квартире стеллаж, почему-то пустой и без книг и широкий компьютерный стол.

Поужинав, утомлённые Глеб и Катя легли спать. Лея носилась по квартире, запоминая запахи предметов, которые теперь принадлежали ей. Наконец она устала, и придя к своим котам, привалилась к Катиным ногам и уснула. Ей снился сон. Она сидела на загривке у великана, который оказался большим сибирским котом в очках, в его стёклах отражалось вечернее Солнце.

− Ну как, не страшно? Тепло? − спросил он.

− Ни капельки, − очень честно ответила Лея.

− Так и должно быть, ты же кошка, а значит, под моей защитой, как и все коты.

− А Глеб и Катя?

Кот улыбнулся в усы и не ответил.

− Ты, главное, их не бросай, − чуть помедлив, сказал он.

А потом наступило утро…

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *