Отпуск длиной в жизнь

Сергей проморгался, вместо уютной квартиры внука перед ним был узкий окоп, защищающий бойцов от пуль, но не от ленинградской погоды. Пули свистели, выбивая фонтанчики грязи и освещая всё в ночи. Он побежал сжимая в руке винтовку, сейчас главное было найти внука. Он увидел его, стоящего в промокшей плащ-палатке под проливным дождём.

− Стас, Стасик, − позвал он дрогнувшим голосом.

− А, − дёрнулся боец.

− Тебе пора, возвращайся. Вот, возьми. − И он передал ему запасной винчестер компьютера, который перед отправкой всунул ему в руки Никита, поросив передать его Стасу.

− Понял, дед, а ты?

− Сам ты дед. Ты должен жить, слышишь, это главное. Значит, не зря всё. Если увидишь Любу, передай ей…

Недалеко от окопа взорвалась бомба Вверх полетели ошмётки грязи. Дед бросил Стаса на дно окопа и упал поверх. Грудь обожгло, в глазах у Стаса потемнело, последнее, что он запомнил яркую вспышку.

− Вернулся, − босс прижал обессиленного Стаса к груди, − вернулся, дорогой ты мой.

− Ну ты даёшь, дружище, с возвращением, − хлопнул его по плечу Никита.

− Что? Ах да, спасибо. А у меня вот не получилось.

− Как это не получилось? − возмутился Валерий Павлович. − Ты же видел деда.

− Да, видел. Он погиб.

Повисло тяжёлое молчание.

Никита отвернулся, бросил взгляд на монитор. Удивлённо приподнял брови, схватил в руки папку с архивными документами.

− Что там? − спросил Стас.

В личном деле твоего деда появилась записка полкового врача. Слушай. «Двенадцатого июня 1942 года на Невском пятачке были ранены офицеры… так это неважно, рядовые… Вот, Сергей Дмитриевич Михайлов, 23 года. Раненые были транспортом отправлены на большую землю. Полковой врач С.И. Демидов»

− Дай сюда, − Стас выхватил папку у друга. Прочитав, он подскочил к компьютеру и начал вводить в него новые данные.

− Есть, я нашёл этот транспорт. Только… он не дошёл до большой земли, был уничтожен прямым попаданием авиабомбы.

− Никита, − позвал Валерий Павлович, − принеси мою сумку из коридора, пожалуйста.

− Никита взглянул на осунувшегося друга, кивнул и быстро вышел.

Вернулся он с небольшой чёрной сумкой из тетраткани.

Валерий Павлович кивнул и извлёк из неё объёмистую флягу и три складных стаканчика.

Аккуратно поставив их на стол, он наполнил их коньяком.

− Помянем, − сказал он. − Твой дед был прав. Они защищали главное − жизнь.

− Значит, будем жить, − мрачно решил Стас и поднял стакан.

− Будем жить, − эхом отозвался Никита.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *