Глава 3. Артисты погорелого театра.

По широкому прогону, где обычно пастухи водят коров на выпас, со стороны леса шёл мальчишка в странной одежде травяного цвета и коротких портках. Он вёл на поводке нелепого зверя − не то енота, не то медведя, − но точно крашеного, потому что в округе зверей такой масти не водилось.

Серые облака на небе едва раздвинулись. Похоже, было раннее утро, и ставни многих домов только-только начали открываться.

Низкие прокопченые срубы венчали соломенные крыши, точно папахи наползавшие на небольшие окошки, над которыми была куча птичьих гнёзд. Каждый двор огораживал чуть покосившийся деревянный забор.

С дальнего конца деревни послышался рожок пастуха. Тут же распахнулись сначала одни ворота, потом другие, позёвывающие хозяйки выгоняли своих бурёнок.

Скоро по дороге шло небольшое, голов десять, стадо. Девочка отступила на обочину, чтобы их с Симой не затоптали, пропустила коров, устроилась у самого симпатичного, по её мнению, дома. Он был менее закопчён, чем другие, а на ставнях виднелись какие-то резные узоры. Достав из кармана дудочку, Вера горячо поблагодарила родителей, заставивших её обучиться игре на этом инструменте. Пару раз пробежалась пальцами по отверстиям, примеряясь. Когда дело пошло на лад, кивнула дракончику и заиграла плясовую. Сима подбоченился, важно ступая, сделал пару кругов, потом пустился вприсядку, а когда ему надоело, просто стал делать уморительные прыжки.

Постепенно около них стали собираться зрители. Сначала это были дети, за ними подошли несколько кумушек, одетых в шерстяные платья разных цветов, преимущественно оливкового и коричневого, и кожаные сабо. Молодки носили волосы собранными под кожаный ободок, а женщины постарше предпочитали сложные причёски из кос. Почти у всех на плечи были наброшены шали или платки. На их фоне пара мужиков в льняных рубахах, обтягивающих штанах и кожаных сапожках смотрелась невзрачно. Зрители подталкивали друг друга локтями, показывая на смешного зверька.

− Ап, − скомандовала Вера. Сима послушно сделал кувырок.

Сняв с шеи платок, девочка показала его толпе. Подозвала дракончика, накрыла его платком.

− Крэкс, фэкс, пэкс, − сказала Вера, делая пассы. Толпа замерла, заворожённо глядя на зверька.

Затем Вера резко сдёрнула платок. На голове у Симы лежала еловая шишка. Дракончик мотнул головой, шишка упала в пыль. Почесав задней лапкой за ухом, он сделал знак Вере, нагнись, мол, и, подпрыгнув, достал у неё из-за уха цветок клевера.

− Эх, молодец, − с чувством сказала одна из женщин, судя по богатой одежде, главная в этой деревне, делая знак своим великовозрастным сыновьям, стоящим неподалёку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *