Глава 17. Лабиринт

Мари открыла глаза, в двух шагах ничего не было видно, ей удалось встать, держась за стену. Пошатываясь она сделала несколько шагов. Когда глаза привыкли к темноте, различила толстую дубовую дверь, к которой вели три каменные ступеньки, стены её тюрьмы были сложены из толстого серого камня, потолок был довольно высок, на каменном полу была брошена охапка сена и стоял глиняный кувшин с водой. На одной из стен словно в насмешку торчал погасший факел. Сообразив, что кричать бесполезно, Мари села на пол и стала думать.
«Бедная Жанна, она наверняка заметила, что меня нет и пошла искать. А этот юноша, Луиджи, знал ли он про ловушку? Кстати, зачем кому-то нужно было меня похищать? Кому я нужна? Или не я, но кто? Интересно, как быстро меня найдут? Жанна наверняка уже всех оповестила. Нужно ждать».
Мари закрыла глаза и задремала. Когда она проснулась, было так же темно и очень хотелось есть. Голод слегка обозлил девушку, она поднялась, сняла туфлю и стала выстукивать стены. Но везде был сплошной камень. Отчаявшись, Мари запустила туфлей в факел. Раздался странный звук, точно звякнуло железо. Мари обернулась и ахнула, прямо из стены показались три арбалета. Она присела и прикрыла голову руками. И вовремя, все три арбалета сработали одновременно, стрелы ударившись о каменную стену, упали, тихий шорох, и перед Мари снова была гладкая стена.
«Ничего себе!» – подумала девушка. Она осторожно протянула руку и взяла одну из стрел, наконечник был острый как бритва. Двигаясь очень осторожно, она подобрала туфлю, одела её и села на место.
«Интересно, сколько здесь ещё ловушек? – подумала Мари. – Кому нужно шпиговать меня как зайца? Или это просто намёк: «не пытайся выбраться?» Зачем я кому-то понадобилась? Или не я? Может, это как-то связано с письмом? Или предупреждением Эрико? Может, дожу надоело ждать, и он просто решил выманить отца из дома?»
Мари похолодела.

Придя на площадь Сан Марко, друзья остановились в тени колокольни, высокой настолько, что она служила маяком для кораблей.
– Мы пришли, – сказал Сандро, – что дальше?
– Нужно найти вход в подземелье, он должен быть где-то здесь, – ответил Антонио осматривая площадь.
– Вы уверены? – спросил Деко. – Вряд ли тамплиеры стали бы так рисковать, устраивая вход в подземелье у всех на виду.
Мимо них прошла торговка рыбой, увидев Изабеллу, она перекрестилась и сплюнула.
– Давайте немного отойдём, – попросила графиня, – на нас смотрят.
Она была права, их компания привлекла внимание двух прогуливающихся священников, которые двинулись прямо к ним.
Марко потянул брата за рукав, и они стали отходить. Вслед за ними двинулись остальные. Шагов через пятьдесят они наткнулись на колодец, на нём лежала слегка сдвинутая крышка из толстых дубовых досок.
Антонио заглянул внутрь и увидел, что в стене вбиты прочные медные скобы.
– Вниз, быстро, – скомандовал он, оттолкнув крышку и залезая в колодец.
Времени на раздумье не оставалось и друзья последовали его примеру. Они спустились в глубокое тёмное помещение из которого вёл широкий коридор, отделанный каменными плитами.
– Кажется, нам нужно поторопиться, – заметил Марко, взглянув вверх. Священники спускались вслед за ними. Недолго думая, друзья побежали по коридору, святые отцы не захотели отставать от странной компании, дистанция между ними постепенно сокращалась. Деко и Антонио стали замедлять ход, сказались недавние ранения. Со стороны священников послышались радостные возгласы. Изабелла обняла шута и потащила, то же самое сделал Марко с Антонио. Ход сужался и скоро перед беглецами возникла стена.
– Конец, – выдохнула Жанна.
– Нет ещё, – возразил Сандро, – здесь дверь.
– А вернее, три, – мрачно сказал Деко, оглядывая возникшее препятствие.
– Бога ради, идёмте в любую, – взмолилась Изабелла, – нас сейчас убьют.
– Нас ещё вернее убьют, если мы выберем неправильную дверь, – возразил Антонио.
– Скорее, – поторопила Жанна.
– Сейчас, – сказал Антонио, – все двери одинаковые, но только над одной факел, очевидно, это она.
Жанна схватилась за дверное кольцо повернула и дверь открылась.
– Странно, – удивлённо сказала она, – даже не заскрипела.
– Заходите, – сказал Сандро, – быстрее.
Миновав дверь, друзья захлопнули её перед самым носом святых отцов.
– Нужно чем-то подпереть, – сообразил Марко.
Он огляделся по сторонам и привалил к двери огромный камень. С потолка на путешественников посыпался песок, на каменных сводах появились трещины.
– Бежим отсюда, – севшим голосом приказал Деко.
Как они бежали не помнил никто, зато запомнили, как все попадали на пол от мощного толчка.
Поднявшись, они оглянулись назад и увидели позади себя груду камней. Путь назад был отрезан.

– Кровь Христова, – выругался один из священников толкнув дверь. – Кажется, её завалило.
– Не богохульствуй, брат мой, – строго сказал старший священнослужитель. – Дверь нужно открыть и попытаться разобрать завал. Только это ход ведёт к тайнику.
Брат Фернан кивнул и снова попытался открыть дверь, поняв, что у него ничего не выйдет, он порылся в складках рясы, достал нож и вытащил два гвоздя из обшивки двери.
– Однако, как прочно сидят, – удивился он.
– Пусти, брат мой, я помогу.
После того, как были вынуты сорок гвоздей, святые отцы попробовали отодрать доски. Но под ними обнаружилась дверь из листового железа.
– Что теперь? – устало спросил брат Фернан. – Здесь нужен лом.
Отец Бертран тем временем оглядывался вокруг.
– Вот оно, – наконец сказал он, – дай мне факел.
Схватив факел, поданный собратом, он вставил его в дверную щель и приналёг на рукоять. Силой природа его не обидела, рукоять факела треснула, но и дверь слегка отошла. В небольшую щель были видны огромные камни, завалившие проход.

– Ну, драгоценный дядюшка, – пообещала, поднявшись с пола Изабелла, – дайте только выбраться, вы пожалеете о том, что сделали!
– Белла, хочу вас обрадовать, ваш дядюшка здесь ни при чём, – сказал Деко.
– То есть как это? – возмутилась Изабелла. – Нас же преследовали люди из его свиты, вы что думаете, я не отличу простых священнослужителей от тех, кто служит во дворце дожа?
– Слишком многое указывает на то, что дожа используют как прикрытие, – пояснил Деко.
– Например? – спросила Жанна.
– Например, не дело дожа преследовать неугодных лиц, появившихся в Светлейшей Республике самому, – пояснил Деко, – на это есть слуги. А так как слуги дожа в основном все из патрициев, то власть дожа чисто номинальна. Вашего дядюшку, насколько я помню, – обратился он к Изабелле, – сейчас больше волнует ваша родственница?
Изабелла кивнула.
– Вы хотите сказать, – с недоверием спросил Марко, – что сейчас он не обращает внимание даже на то, что творится у него под носом?
– Именно, – кивнул Деко.
– Значит, эта травля, похищение Мари, дело рук его приближённых? – спросил Сандро. – Но зачем?
– Honores mutant mores, sed raro in meliores, – пожал плечами шут, – почести развращают. Очевидно, кто-то хочет одним ударом убить двух зайцев, навредить нам и дожу.
– Если мы будем здесь стоять, у них это точно получится, – раздражённо сказала Жанна.
– В самом деле, пойдёмте отсюда, – поддержал её Марко.
Около пяти минут они шли по широкому коридору со сводчатыми потолками, затем он опять стал сужаться и друзья снова оказались на развилке. Почему-то стало холодно. Но в это раз никаких дверей не было, просто три арки.
– Очаровательно, – сказал Марко, – три дороги на выбор, интересно, тут тоже потолки с сюрпризами?
– Думаю, не только потолки, – серьёзно откликнулся брат, – смотрите, – он указал на пол.
Там поблёскивала небольшая лужица. Деко коснулся пальцами стены. Гладкий камень был слегка влажным.
– Дальше по этому коридору идти нельзя, – сказал Антонио, – он затоплен.
– Ты знаешь дорогу? – деланно удивился Марко. – Выбирай.
Деко укоризненно посмотрел на него.
Антонио хмурясь смотрел на арки, они были одинаковые и за каждой его друзей могла поджидать смерть. Он закусил губу, пытаясь вспомнить свои схемы подземных коммуникаций, но что-то мешало ему сосредоточиться, какая то деталь упорно хотела, чтобы её заметили. Антонио опять взглянул на арки, вот оно. Над одной из арок причудливо растрескался камень и трещины напоминали крест.
– Нам сюда, – обрадованно сказал он, указывая на знак.
– Будем надеяться, что ты не ошибся, – сказал Деко.
Но после того, как они вошли, потолок на них не обрушился и других сюрпризов тоже не было, разве что ход стал чуть более узким и покатым. Некоторое время друзья сосредоточились на том, чтобы не упасть. Наконец дорога стала более ровной и они вздохнули с облегчением. Радость была недолгой – через несколько метров дорогу им преградила стена.
– Тупик, – растерянно сказала Изабелла.
– И назад никак не вернуться, – сказал Марко.
– Значит, надо идти вперёд, – ответил Деко, осматривая стену.
Все посмотрели на него с недоумением.
– Эта стена не так проста, как кажется на первый взгляд, – пояснил шут. – Ну же, посмотрите внимательнее, неужели не видите?
Антонио приблизился к стене и различил, что часть стены покрыта штукатуркой.
– Здесь дверь, – сообщил он, только как её открыть, не повредив штукатурку?
– Посмотрите под ноги, – посоветовала Жанна. – Может, опять нужно какой-нибудь камень сдвинуть?
Все вспомнили, чем кончилось передвижение камней в прошлый раз и благоразумно решили воздержаться.
– Так значит, замка здесь нет, факела тоже, – бормотал Сандро, – а это что за выемка?
Он обвёл пальцами небольшое крестообразное углубление.
– Похоже на отверстие для ключа, – сказал Деко. – Вот только где его взять?
– Странный крест, – сказала Изабелла, – похож на мальтийский.
– То есть, изначально этого помещения не было, – сообразил Антонио, – его пристроили позднее.
– Мне жутко хочется узнать, что же там такое? – сказал Марко.
– Только вот незадача, – усмехнулся брат, – ключ потерялся.
Жанна между тем, присев, копалась в углу, чем привлекла внимание Изабеллы.
– Что вы делаете?
– Тут что-то спрятано в углу, – сообщила Жанна.
– Позвольте, – Марко вежливо отодвинул Жанну и вынув свой кинжал начал осторожно расшатывать камни. Когда было вынуто несколько камней, они увидели в небольшой нише продолговатый железный ящичек. Деко вынул его и вскрыл замок с помощью своей шпаги. Изнутри ящичек был обит зелёным сукном, на котором лежал небольшой серебряный жезл с выгравированной на конце половинкой мальтийского креста.
– Вот и ключ, – сказал Деко.

– Отец Бертран, – сказал Фернан, оглядев завал, – нам вдвоём не справиться.
– Что ты предлагаешь, брат мой? – нахмурился спутник.
– Послушайте, в госпитале сейчас есть моряки, можно уговорить одного или двух за умеренную плату, кстати, запасёмся провизией.
– Нам не нужны свидетели, – возвысил голос отец Бертран.
– Их и не будет, – ухмыльнулся Фернан, – когда дело будет сделано, мы просто направим их в другую дверь. А там…
– Это же смертоубийство, – побледнел отец Бертран.
– Скажите честно, отец мой, вы и в самом деле думаете, что мессир Кампостелла простит нас если узнает, какую оплошность мы допустили? – раздражённо спросил Фернан.
– Если, не дай бог, конечно, завал пощадил этих чужаков и они добрались до места, где спрятано оружие, вы не хуже меня знаете, что будет.
Отец Бертран перекрестился.
– Действуйте, брат мой, я буду ждать вас здесь.

В стенах госпиталя было свежо. То там, то тут мелькали деловитые монахи и монахини. Подойдя к одному из братьев, Фернан осведомился, нет ли здесь страждущих, которым необходимо исповедаться? Монах закивал и направил его в одну из келий, где лежал умирающий испанский матрос. Через некоторое время, выйдя из кельи, священник пошёл по длинному тёмному коридору, его нос легко уловил запахи кухни. Продвигаясь в этом направлении, Фернан был уверен, что выйдет в трапезную и не ошибся.
Человек двадцать сидели за узкими деревянными столами и ели густую рыбную похлёбку. У одного из окон он заметил двух человек, лица у которых были обветрены, но, несмотря на всю свою грузность и неуклюжесть, они не походили на больных или раненых.
«Рыбаки, – разочарованно подумал он, – что ж, это лучше, чем ничего», – и направился к ним.
– Благословите, – святой отец, – попросил кареглазый рыбак.
– Да благословит вас Бог, – перекрестил их Фернан. – Откуда вы, дети мои?
– Из Марселя, святой отец, – охотно ответил кареглазый. – Меня зовут Франсуа, его, – он указал на товарища, – Этьен. Мы шли с грузом рыбы в Лидо, но наша шхуна затонула на здешних скалах.
Этьен закивал.
– Он что, немой? – спросил Фернан.
– Онемел с перепугу, – пояснил Франсуа.
Священник кивнул.
– Ваш капитан был настолько слеп, что не заметил маяка?
Голубые глаза Этьена потемнели, огромные ладони сжались в кулаки.
– Carramba! – прохрипел он.
– Вот это уже ближе к делу, – рассмеялся Фернан. – И не надо сворачивать мне шею, я тоже хочу жить.
Франсуа сделал знак Этьену и тот с ворчанием отступил назад, разжимая кулаки.
– Что-то не пойму я вас, святой отец, – сказал Франсуа, – чего вы от нас хотите?
– Предложить вам работу.
Рыбаки переглянулись.
– Не задаром, конечно, – сказал Фернан.
– Сколько? – негромко спросил Франсуа.
– Здесь неподалёку, – так же тихо ответил Фернан, – есть подземный ход, проложенный тамплиерами. Говорят, он ведёт к сокровищнице, мы с отцом Бертраном начали поиски, но приключился обвал, дверь, ведущую к сокровищам, завалило. Нам двоим разобрать завал не под силу, если поможете, можете брать сокровищ сколько захотите, там на всех хватит. Одно условие: церковную утварь – нам.
Франсуа помолчал.
– Ну что. Этьен, возьмёмся? – спросил он. – Только нет ли тут подвоха? Может, мы завал разберём, а вы нас на бобах оставите?
– Как можно! – Фернан широко перекрестился. – Всё будет без обмана, обещаю.
– Ну, тогда считайте, договорились, – сказал Франсуа. – Идите к воротам, мы выйдем вслед за вами.
И громко прибавил:
– Конечно, святой отец, не сомневайтесь!
Фернан склонил голову и пошёл к выходу, чуть погодя рыбаки двинулись за ним.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.