Глава 20. Возвращение

Дон Леонардо провёл их другими коридорами и друзья вышли на поверхность почти около дворца Фоскари.
– Ваши приключения закончились, графиня, – сказал дон Леонардо, – ваши друзья в безопасности.
– Надеюсь, вы понимаете, – обратился он к Деко, – что у вас всего несколько часов, чтобы покинуть Венецию. Капитану приказано ждать до вечера. А потом…
– Потом, если он не дождётся пассажиров, судно отплывает, а на нас будет объявлена охота по всем правилам, – продолжил шут.
Дон Леонардо кивнул.
– Как называется судно?
– «Танцовщица», – охотно сказал вельможа.
– Надеюсь, всё вышесказанное относится не только ко мне, и капитан предоставит место на корабле мне и моим друзьям?
Дон Леонардо насупился.
– Вы вольны взять с собой кого пожелаете, – наконец сказал он, – простите, но мне нужно идти. Счастливого пути, господа.
Он скрылся в подземном ходе.
– Прошу прощения, – сказал Марко, – но мне необходимо навестить своего отца. Надеюсь, приглашение осталось в силе?
– Разумеется, – ответила графиня, – только подождите, я вам дам записку к графине д`Ортвиль.
Когда они пришли в замок, графиня прошла в кабинет и быстрым почерком написала что-то на бумаге с золотым обрезом.
– Вот, – сказала она, подавая записку. – Сейчас полдень, я надеюсь с ней увидеться до вечера.
Марко взял записку и поклонился.
– Брат идёт с вами?
– Естественно, – ответил он.
– В таком случае постарайтесь не опоздать к обеду, он будет в четыре часа. Орсо, приготовьте мой дорожный костюм и соберите всё самое необходимое в лёгкий дорожный сундучок, прикажи Базилю и Лауре принести всё самое необходимое для умывания, ко мне, в комнаты девушек и в комнату господина Деко, нам нужно принять ванну и сменить одежду.

Деко подошёл к окну. Перед дворцом было полно народу, о чём-то спорили мальчишки, степенно прохаживались матроны в белых чепцах, досадливо покрикивал на лошадей кучер чьей-то кареты, наперебой предлагали свои услуги гондольеры.
Шут потёр грудь, она ныла, как после удара дубиной. Он вспомнил, что после того, как узнал о смерти Валентины, ему не захотелось возвращаться в Лувр. Дня три провёл в своём замке, пытаясь утопить горе в вине, потом под предлогом охоты уехал в Шампань к своему старому приятелю. Только через несколько дней он вернулся ко двору. Генрих, всегда тяжело переживавший разлуку со своим любимцем и при случае укорявший его за это, на сей раз не сказал ни слова. Более того, он запретил остальным расспрашивать шута о том, где он был всё это время. Они с Генрихом хорошо понимали друг друга. Деко прощал Генриху его притворство, отлично сознавая, что при дворе иначе не выжить и посмеивался над его изнеженностью, которая то и дело сменялась аскезой, а теперь его больше нет, глупого, маленького Генрике.
Деко почувствовал, как у него защипало в глазах, он сердито моргнул и услышал сзади осторожный шорох, у приоткрытой двери стоял шевалье де Корде.
– Добрый день, шевалье, – сказал шут.
– Добрый день, господин Деко, я пришёл попрощаться. Хочу поблагодарить вас за то, что вы сделали для меня.
– Полно, я не сделал ничего особенного, вас спасли мальчики, у вас замечательные сыновья.
Шевалье улыбнулся.
– Как я понял из их рассказа, с ними были девушки, но к делу, вы тоже с графиней сегодня покидаете Венецию?
Деко кивнул.
– Тогда, я думаю, это для вас лишним не будет.
Шевалье достал из кармана свиток.
– Что это? – спросил шут.
– Разрешение на брак для госпожи Изабеллы, – ответил де Корде. – Думаю, будет лучше если вы вручите это ей лично.
– Благодарю, – сказал Деко, пожимая ему руку.
– А это для Антонио, – ответил де Корде, доставая второй свиток. – И вот ещё, передайте моему сыну после венчания этот документ. – Он достал еще один свиток поменьше, – это мой подарок.
– Даже не сомневайтесь, – заверил Деко, – он его получит.
– Разрешите откланяться, господин Деко, надеюсь, мы с вами ещё увидимся.
– До скорой встречи, шевалье, счастливого пути.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.