Глава 20. Возвращение

Капеллан приветствовал очаровательных пассажирок, с которыми ему пришлось делить каюту. Несмотря на сопротивление девушек, он отказался от гамака, разместившись на сундуке, второй гамак принёс корабельный плотник.
За завтраком девушки познакомились со своим спутником ближе. Их сосед оказался французским священником средних лет, некоторое время он находился в плену на территории Светлейшей Республики, только благодаря счастливому стечению обстоятельств священник смог вернуться к своим обязанностям и даже был допущен на военный корабль.
– И вы… Вам нельзя вернуться на родину, отец Пьер? – спросила Жанна.
– Почему же? – возразил капеллан, – меня потому и допустили на этот корабль, чтобы я мог вернуться во Францию, я согласился стать капелланом только на один рейс.
– То есть во Франции вы сойдёте вместе с нами? – уточнила Мари.
– Немного раньше, в Кале, – ответил отец Пьер.
– Это ваша родина?
– Нет, там живут, я на это надеюсь, мои родственники. Сам я из Нанси.
Поблагодарив за завтрак, Жанна подошла к раскрытому окну. Ветер усиливался и её медовые волосы растрепались.
Сестра подошла сзади и тронула её за локоть.
– Пошли на палубу, поговорим. Извините нас, отец Пьер, – обратилась она к капеллану.
Он кивнул.
На палубе было немного шумно. Туда-сюда сновали матросы, но девушки нашли уголок на юте. Присев на бухты троса, они посмотрели друг на друга.
– Что случилось? – спросила Мари.
Жанна жалобно улыбнулась,
– Ничего, просто, когда мы приедем во Францию, мы уже не сможем быть вместе так часто, а ведь нам было так весело вдвоём.
– Разве ты не рада, что выходишь замуж по любви? – осторожно спросила Мари.
– Рада, Сандро самый лучший на свете, понимаешь, я люблю вас обоих и не могу выбрать. Я желаю тебе счастья с Антонио.
– Клянусь тебе, – сказала Мари, – мы будем видеться часто-часто. И ты обязательно будешь крёстной матерью нашего первенца. Ну не плачь, а то и я заплачу.
– Вот вы где, – послышался голос Сандро.
Девушки вздрогнули.
Антонио и Сандро стояли в двух шагах. И, судя по их лицам, были не на шутку рассержены.
– Что вы, – начал Сандро и осёкся, – Жанна, что случилось?
Жанна отвернулась от него, чтобы он не видел её лица и буркнула:
– Ничего, уйди.
Антонио вопросительно посмотрел на Мари.
– Правда, ничего, – ответила она, – уйдите.
– Только вместе с вами, – согласился Антонио, беря за локоть Мари. Сандро попытался обнять Жанну, но она оттолкнула его. Тут корабль крепко тряхнуло и Жанна, не удержавшись на ногах, упала в объятия жениха.
– Дорогая, отношения мы потом выясним, – нежно прошептал он ей на ушко, – сейчас не время.
– Скорее в каюту, – поддержал его Антонио, прижимая к себе Мари, – буря вот-вот начнётся.
Они едва успели войти в каюту капеллана, как началась трёпка. Море, до сих пор тихое и солнечное, стало тёмным и неспокойным. Ветер выл разбойничью песнь своего сочинения.
«Ну, работа такая. Буря так буря, раз паруса порвать в клочья не удалось, команда попалась хорошая, вовремя взяли все рифы, так хоть повыть от злости.», – подумал Сандро, пытаясь ухватиться за уклоняющуюся стену каюты.
Луна, освещавшая каюту спряталась за тучи. На некоторое время в каюте стало темно и Антонио ехидно подумал: «А тут и тучи разразились дождём и молниями, в общем, хоть и не совсем, но гулянка удалась.»
В небольшой каюте сразу стало тесно. Правда, это не помешало молодым людям и капеллану пару раз столкнуться, когда корабль особенно сильно раскачивался на волнах. Девушек они совместными усилиями примотали к гамакам с помощью разодранной скатерти.
– Как вас зовут, святой отец? – поинтересовался Антонио, схватившись за стол.
– Отец Пьер, сын мой, – представился капеллан, опёршись на сундук, – позвольте узнать ваши имена?
– Меня зовут Антонио, моего друга Сандро.
Сандро кивнул, усиленно стараясь загнать желудок на то место, где ему подобало находиться, сейчас он был где-то в районе горла.
– В вас чувствуется морская жилка, – обратился капеллан к Антонио.
– Я из Венеции, – пояснил юноша, – и мне уже приходилось бывать в море во время бури. У нас к вам дело, видите ли, до того, как мы были вынуждены отплыть из Венеции, мы с этими девушками должны были обвенчаться.
Качка стала слегка утихать и Сандро наконец удалось заставить желудок повиноваться. Пару раз вдохнув, он заговорил.
– Мы хотели вас просить, не могли бы вы совершить обряд венчания, чтобы по возвращении во Францию мы бы уже были законными супругами?
– Разумеется, позже я смогу вам помочь, – кивнул капеллан, – если у вас есть разрешение на брак.
– Конечно, – ответил Антонио, – оно хранится у господина Деко.
– Тогда всё отлично. Тем более, что господин Деко сам меня просил об этом.
– Вы говорили с моим отцом? – подала голос Мари, – когда?
– После завтрака, меня вызывали в каюту капитана, – пояснил отец Пьер.

Свадьба под парусами не похожа на венчание в костёле, не было ни флёрдоранжа, ни белых платьев. Какая-то торжественность момента всё же ощущалась, всё-таки в свидетелях вся команда. По такому случаю корабельный кок приготовил настоящий пир, после церемонии у капитанской каюты торжественно накрыли пышный стол. На белой скатерти среди копчёных окороков, устриц и бутылок кипрского торжественно возвышался ананас. Матросам выкатили на палубу бочку вина. Команда громкими криками приветствовали новобрачных, те, смеясь, дружно подняли бокалы в их честь. Капитан, одетый в парадный мундир, выразил надежду, что венчание под парусами запомнится на всю жизнь, и предложил выпить за прекрасных дам.
– Всё-таки жаль, что мама всего этого не видела, – прошептала Жанна на ухо сестре.
Мари понимающе кивнула.
Сандро обнял свою жену.
– Вам повезло, – сказал отец Пьер, наклонившись к Деко, – брак по любви в наше время редкость. Я вот так и не смог…
Он замолчал, вспоминая.
– Расскажите, – попросил шут.
– Мне было двадцать лет, – начал отец Пьер, – закончив Сорбонну, я ехал навестить родителей в Кале. Но по дороге встретил людей, это были слуги де Гёза, они чинили карету, в которой ехала дочь графа, возвращаясь из монастыря. У кареты отвалилось колесо. Приказав распрягать, она взяла себе лошадь и попросила меня сопровождать её до замка, несмотря на косые взгляды слуг, которые, однако, не посмели ей возражать. Она была восхитительна, мила, остроумна, красива, я попал под её обаяние и рассказал ей о себе. У замка мы с Агнесс расстались и я поехал в Кале. Вскоре после рукоположения я стал викарием местной церкви, однажды вечером, совершая обход храма перед его закрытием, я заметил, что за исповедальней пытается спрятаться девушка в прекрасном охотничьем костюме. Подойдя ближе, я узнал Агнесс де Гёз, она тоже меня вспомнила, потому что, рассмеявшись, вышла из своего укрытия и рассказала, что сбежала из дома. Отец захотел выдать её замуж за одного из своих вассалов. Она попросила спрятать её, наверное, я сошёл с ума, потому что согласился и велел ей не теряя ни минуты отправить лошадь домой, предварительно порвав на ней сбрую. Целый месяц мне удавалось скрывать её от людских глаз, я был счастлив, потому что знал – рядом со мной находится та, ради которой я не задумываясь бы отдал жизнь. Каждый вечер она встречала меня с улыбкой и мы проводили много времени вдвоём, но потом кто-то из прихожан нас выследил и донёс её отцу. Её отправили в монастырь, а меня по распоряжению графа отправили на службу. Как я попал в Венецию и историю о своём пленении я рассказывать не буду, скажу только, что, судя по тем слухам, которые дошли до меня незадолго до того, Агнесс вышла замуж и воспитывает детей. Поэтому я рад за вас, всё самое замечательное у вас ещё впереди.
– Отец Пьер, – попросила Изабелла, – не могли бы вы сойти с нами, чтобы повторить венчание на суше?
– Всенепременно, госпожа графиня, – ответил капеллан, – это мой долг, к тому же если я правильно понял, то на свадьбе присутствовали не все.
Он посмотрел на Жанну.
– У вас хороший слух, – смеясь сказал Сандро.
– Не очень, – честно признался отец Пьер, – я читаю по губам.
Деко постучал по бутылке, привлекая к себе внимание.
– В самом деле, на свадьбе присутствовали не все, – сказал он, вставая. – Шевалье де Корде не смог увидеть венчание, но это не помешало ему передать подарок молодожёнам.
Он достал из камзола пакет и протянул Сандро.
Вскрыв пакет, Сандро прочитал: «передаю во владение своему сыну Алехандро де Корде дом в Брасси и тысячу франков на обзаведение хозяйством. А также его другу Антонио Пацоло дом в Каме и тысячу франков на обзаведение хозяйством. Господину Жану-Антуану де Деко – конный завод в Блуа.
5. 08. 1589 года шевалье Андреас де Корде.»

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.