Глава 4. Печать

– Что вы задумали, госпожа? – спросила Полин, когда они вернулись домой.

– Ничего, – небрежно махнула рукой Мари. – Я же не бесприданница, верно?

Полин промолчала.

– Пять серебряных кубков, столовое серебро, мамины украшения, – размышляла графиня, – приличия соблюдены. Муж, – она передёрнулась от отвращения, – бросил меня в замке одну. Я считаю, что мой долг уплачен ему сполна. Необходимо обратить моё приданое в деньги.

– Это непросто, – подумав, возразила Полин. – Ювелира, который его оценит, найти можно, но он не будет способствовать вашей авантюре, опасаясь мести барона. Ведь по закону приданое жены принадлежит ему. Правда, сейчас на время отсутствия супруга вы являетесь управляющей замком.

Глава 17. Лабиринт

Мари открыла глаза, в двух шагах ничего не было видно, ей удалось встать, держась за стену. Пошатываясь она сделала несколько шагов. Когда глаза привыкли к темноте, различила толстую дубовую дверь, к которой вели три каменные ступеньки, стены её тюрьмы были сложены из толстого серого камня, потолок был довольно высок, на каменном полу была брошена охапка сена и стоял глиняный кувшин с водой. На одной из стен словно в насмешку торчал погасший факел. Сообразив, что кричать бесполезно, Мари села на пол и стала думать.

Взглядом обвожу стены, вспоминаю, что не взяла с собой

Взглядом обвожу стены, вспоминаю, что не взяла с собой.
Изучаю железнодорожные схемы, водя пальцем по краю стола.
Стрелки отмеряют минуты до станции. Внутри царапается как живой
Щенок, будто к мамке ласкается. И подгоняет поезд не мой.

Музыкант

Куртка чёрная, майка изорвана
И в бутылке – последний глоток.
Под ногами шляпа помятая,
Он сидит на скрещеньи дорог.