Глава 18. Изабелла

– Графиня, – пророкотал он, – какой сюрприз. Простите, что заставил вас ждать.
– Право, – Иветта была смущена, – какие-то секунды. Это вы простите, что я решилась вас потревожить. Но мне очень, очень нужна ваша помощь.
– Моя?
– Да, я пришла к вам как к одному из глав Совета Десяти.
– Тогда пройдёмте в гостиную, по чистой случайности у меня сегодня гостят дон Леонардо и граф Себастьяно.
У Иветты на миг сжалось сердце и слегка ослабли колени, но она строго одёрнула себя и улыбнулась.
– Тем лучше, – сказала она, – я потрачу меньше времени, нанося визиты.
– Пройдёмте, – сказал хозяин дома, открывая богато инкрустированную дверь. Одновременно он сделал слуге знак, что он может удалиться.
Мебель в гостиной была из ореха, а стены задрапированы бирюзовым шёлком. У окна стояли двое мужчин и о чём-то негромко разговаривали, увидев Иветту, они замолчали.
– Приветствую, вас графиня, – поклонился дон Леонардо.
– Что привело вас сюда, прекраснейшая? – целуя руку графини, поинтересовался граф Себастьяно.
– Господа, мне нужна ваша помощь, и я надеюсь, что ваша дружба с моим мужем позволяет мне просить у вас о такой малости, – ответила Иветта.
– В этом доме вы всегда найдёте помощь и поддержку, – горячо заверил граф Пикаччо. – Не так ли, синьоры?
– Разумеется, – хором ответили дон Леонардо и граф Себастьяно.
– Благодарю вас, господа.
Иветта поднесла к глазам кружевной платок.
– Однако присядьте, графиня, – сказал хозяин, указывая на кресло, стоящее у окна.
Иветта благодарно улыбнулась и присела, пряча платок в широкий рукав бархатного платья.
Мужчины расположились на скамье, которая стояла рядом.
– Я в большой тревоге, – начала Иветта. – Поверьте, я ни за что не решилась бы вас обеспокоить, если бы не последние события. Я женщина и мало что смыслю в тех делах, которые вы называете политикой, поэтому я никогда не доискивалась и не буду вас спрашивать сейчас о тех причинах, которые побудили вас отправить моего мужа во Францию. Вы знаете, как я его люблю, поэтому, думаю, излишним будет объяснять вам то, как я волновалась, когда от него не было вестей. Однажды в мой дом приехали девушки из Франции с письмом от него, это было великое счастье – держать в руках те несколько строк, которые он написал дрожащей рукой. Он писал, что сломал ногу упав с лошади и поэтому некоторое время пробудет в монастыре. Тогда я носила ребёнка и Амина, которая в тот же день допросила девушек, открыла мне правду только сейчас.
В действительности мой супруг был ранен каким-то разбойником, воспитанницы монастыря нашли моего мужа около монастырской стены и отправили его в лазарет. Видимо, когда супруг мой пришёл в сознание, он уговорил девушек, а в это время была их очередь ухаживать за больным, бежать из монастыря, чтобы передать мне письмо и слова утешения. Так как девушки обе из знатного рода, то они заплатили за проезд в Венецию своими драгоценностями, к тому же с ними был юноша, сопровождающий их в этом опасном путешествии. Они стали желанными гостями в моём доме, когда мне пришло время разрешиться от бремени, я отослала их на время в дом своей подруги графини Фоскари. И вот вчера я послала Амину их забрать и она принесла мне известие, что девушек похитили. Моя подруга, отправившаяся на их поиски, три дня назад пропала и от неё нет никаких известий, помогите мне, умоляю вас! Найдите их.
Иветта завсхлипывала в платочек.
Дон Леонардо смущённо кашлянул.
– А кто сказал вашей кормилице о похищении? – спросил граф Себастьяно.
Иветта на время перестала всхлипывать.
– Орсо, – ответила она, комкая платочек.
– Слуга графини Фоскари? А он случайно не упоминал о том, при каких обстоятельствах это произошло? – спросил он.
Графиня подумала.
– Нет, Амина мне ничего не рассказывала, но если хотите я расспрошу её. Да, кстати, Орсо говорил, что недавно моей подругой интересовались.
– Кто? – спросил граф Пикаччо.
Иветта поморщилась.
– Этот человек хотел стать женихом Изабеллы, но был отвергнут, она выбрала другого и сочеталась с ним законным браком. И не её вина, что её муж так быстро покинул сей бренный мир, чума унесла многих. Позже дож пытался выдать её замуж вторично, но безуспешно.
– Это мы знаем, – подал голос дон Леонардо. – Так кто же так настойчиво преследует вашу подругу и ваших гостей?
– Его имя Марко де Кампостелла, – ответила графиня.
Стало тихо, графиня услышала, как между стёклами узкого высокого окна бьётся муха.
– Вы уверены? – наконец произнёс граф Пикаччо.
Иветта кивнула.
– На её свадьбе он был в числе гостей и позволил себе оскорбительные намёки в адрес жениха, это слышали многие, граф Пиццамано, например.
– В таком случае, – сказал дон Леонардо, – вы в скором времени услышите о том, что ваша подруга и её гости вернулись.
– Да услышит вас небо! – ответила Иветта, вставая. – Благодарю вас, господа, что уделили мне внимание.
Мужчины поднялись.
– Позвольте проводить вас, графиня, – поклонился граф Себастьяно. Иветта протянула ему руку и они вышли.
– Итак, мой любезный друг, что вы обо всём этом думаете? – спросил граф Пикаччо.
– Думаю, что графиня не столько беспокоится о своих гостях, сколько о подруге, – сказал дон Леонардо, – но согласитесь, это удобный случай наконец-то свести счёты с этим негодяем.
– Кампостелла зарвался, – мрачно кивнул Пикаччо. – Он видит в Совете Десяти способ своего личного обогащения.
– И торгует секретами Венеции, – поддержал его дон Леонардо, – если мы до сих пор не смогли предъявить ему обвинения, то только потому, что он отнюдь не глуп. Если объявить, что некоторые из секретов стеклодувного мастерства стали известны за рубежом благодаря ему, полетит не только его голова, но и наши, так как тут как я подозреваю, замешаны особы, приближенные к дожу.
– Но графиня подала интересную идею, – послышался голос от дверей, – граф Себастьяно вошёл в гостиную и взял стакан с вином с резного столика. Если мы покараем Марко де Кампостелла за преследование родовитой особы, не объясняя других причин, то нам ничего не угрожает. Граф Пиццамано, кажется, состоит в доминиканском ордене?
– Да, он доминиканец, – подтвердил граф Пикаччо.
– И нужно выполнить обещанное как можно скорее, – сказал дон Леонардо. – Что-то мне подсказывает, что наши сицилийские друзья могут проверить, почему мы так медлим со сделкой. Арбалеты им нужны, как снег летом, и они могут заинтересоваться, куда же девались пистоли, которые им были обещаны.
– Граф, вы кажется дружны с домом Пиццамано? – спросил граф Себастьяно.
– Я немедленно отправляюсь туда, – откликнулся граф.
– А я отправляюсь с визитом, к нашему другу, – улыбнулся дон Леонардо, – давно я не был в покоях тамплиеров.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.